Выбираю женщин, даже на аватарах.
Когда выходили из зала, услышал грандиозную в своей нелепости характеристику фон триеровской «Меланхолии». Звучала она так: «Ну что, получше “Армагеддона”-то будет». В том смысле, что в «Армагеддоне» от метеорита Землю спасли, а тут реально конец света, без дураков. Чётко! Как говорится, не стоит недооценивать количество чистых душ в аудитории. Но делать нечего, так и запишем: получше «Армагеддона» будет.

Между тем «Меланхолия» — первый фильм режиссёра и по совместительству первая картина 2011-го, на которой меня торкнуло. Причём торкнуло абсолютно бесстыдно, предсказуемо, на чистой манипуляции зрительским восприятием — в самом конце, когда сначала выводят Вагнера на полную, а потом бах — и тишина. Похоже на финал «Серьёзного человека» Коэнов, только наоборот: там резко врубалась музыка. Тут не менее резка тишина — опустошающая, успокаивающая, упокаивающая. В это трудно поверить, но на секунду, на какое-то крохотное мгновение я и вправду подумал, что мир кончился, всё исчезло, даже облегчение какое-то испытал. Потом вышел на улицу — а всё на месте. Какое надувательство.


@темы: кино, ларс фон триер