GerD
Выбираю женщин, даже на аватарах.
Катенин, высказываясь о «Евгении Онегине», утверждал, что «переход от Татьяны, уездной барышни, к Татьяне, знатной даме, становится слишком неожиданным и необъясненным». Пушкин называл его «тонким критиком». Но в чём тонкость этой критики? Какое ещё объяснение, кроме того, что и так есть в тексте, нужно Катенину? И, главное, зачем ему поддакивает автор? Не скрыто ли тут Потаённого?..

Ответ меж тем очевиден и проистекает из композиции романа. Его события — отражения друг друга: Онегин приезжает в поместье, Татьяну везут в Москву; Татьяна пишет письмо Онегину, Онегин — Татьяне. И так далее. Внимательный читатель заметит, что без отражения остаётся лишь одна сцена — убийство Ленского. Что за дискриминация? Можно предположить, что дуэль и есть та ось симметрии, относительно которой переворачивается жизнь героев. Но вряд ли — для подобного статуса она ничуть не уступает остальным эпизодам в длительности, а ось это всё же тонкая линия, и вряд ли вообще присутствует в романе иначе как через свою композиционную функцию. Так что же? Можно ли подумать, что в гармонию «Онегина» вкрался прокол? Нет, и ещё раз нет. Известно, для достижения художественного эффекта автор не обязан всё проговаривать вслух; более того, самое интересное в некоторых произведениях это как раз те фигуры умолчания, что использует творец. Но о чём же умолчал Пушкин? Онегин убивает Ленского, Татьяна — ? Чей хладный труп оставила «милая Таня» в безымянной московской подворотне? Кого отправила она на тот свет? И не это ли делает «переход» «ожидаемым и объяснённым»?

Увы, ответа не сыскать. Поговаривают, на него намекал Гоголь во втором томе «Мёртвых душ», но рукопись он, как известно, сжёг.


@темы: банан велик, блондинки против брюнеток